?

Log in

No account? Create an account

mbk_readings


Ходорковские чтения

материалы конференции


Материалы Пятых Ходорковских чтений
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

http://www.memo.ru/2010/01/25/khodorkovskie_chteniya.htm


Пятые Ходорковские чтения
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.


8 декабря 2009 года в Москве состоялась конференция «Российские альтернативы» (Пятые Ходорковские чтения)

Тема: Россия 2009: природа и ресурсы режима.

В программе конференции три сессии:

— Физиология режима
— Институциональные особенности режима
— Общество и режим: ресурсы и запасы прочности

Формат Чтений: короткие импульс-доклады и обмен мнениями между приглашенными участниками в режиме круглого стола.

Read the rest of this entry »


«Мы впервые встречаемся в ситуации, когда рядом с нами идет суд над человеком, именем которого назва
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

28 мая 2009 года в Москве прошли Четвертые Ходорковские чтения. Тема форума: «2009. От стабильности к неопределенности». Работа строилась по сессиям, их в программе конференции три: «Экономический кризис: возможные меры воздействия», «Состояния элит: способность принять меры», «Состояние общества: способность к коллективным действиям». Больших докладов не было, организаторы нацелили участников на выработку конкретных предложений.

«Мы впервые встречаемся в ситуации, когда рядом с нами идет суд над человеком, именем которого названы наши Чтения», — сказал во вступительном слове председатель Правления Международного «Мемориала» Арсений Рогинский. «Многие аспекты происходящего сегодня в стране очевидно связаны с происходящим сегодня в здании Хамовнического суда», — отметил Арсений Рогинский, отметив, как «твердо и достойно» держатся на том суде подсудимые.

Президент Фонда «Либеральная миссия» Евгений Ясин подчеркнул, что «тяжелые проблемы, с которыми мы сталкиваемся в процессе экономического кризиса, связаны как раз с той акцией, которую провели в 2003 году наши власти <нападение на ЮКОС>. И мы в течение длительного времени будем сталкиваться с последствиями этого событиями. И выход из кризиса будет серьезно осложнен, прежде всего, этим обстоятельством».

Read the rest of this entry »


Обращение Михаила Ходорковского к участникам IV конференции «Российские альтернативы» (Четвертые Ход
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

Дорогие друзья!

С большим интересом читаю ваши публикации, и очень рад, что «Чтения» стали еще одной площадкой обсуждения общественных проблем.

Позволю себе кратко сформулировать свои мысли по обсуждаемым вопросам.

Read the rest of this entry »


Четвертые Ходорковские чтения (АНОНС)
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

Пресс-релиз
IV конференции "Российские альтернативы
"(Четвертые Ходорковские чтения)

28 мая 2009 года в г. Москва состоится конференция «Российские альтернативы» (Четвертые Ходорковские чтения).

Тема: 2009. От стабильности к неопределенности.

Цель: определить меры, необходимые в данной ситуации в данное время, по трем направлениям – экономика, элиты, общество.

В программе конференции три сессии:

• Экономический кризис: возможные меры воздействия
• Состояния элит: способность принять меры
• Состояние общества: способность к коллективным действиям

Чтения проводятся как «мозговой штурм». Принимают участие: И.В. Аверкиев — председатель Пермской гражданской палаты, С.В. Алексашенко — директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ, А.А. Аузан — президент Института национального проекта "Общественный договор», М.Н. Афанасьев — директор по стратегиям и аналитике ЦПК «Никколо М», О.В. Буклемишев — главный аналитик компании «МК-аналитика», Т.Е. Ворожейкина — независимый исследователь, Е.Ш. Гонтмахер — руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН, С. Грин — член научного совета Московского центра Карнеги, С.М. Гуриев — профессор, ректор РЭШ, М.Г. Делягин — директор Института проблем глобализации, К. Клеман — директор института «Коллективное действие», Ю.Г. Коргунюк — руководитель политологического отдела центра ИНДЕМ, Н.А. Кричевский — профессор Российского государственного социального университета, научный руководитель Института национальной стратегии, М.А. Липман — главный редактор журнала «Pro et Contra», Б.И. Макаренко — председатель правления Центра политических технологий, Д.Б. Орешкин — руководитель аналитической группы «Меркатор», А.Б. Рогинский — Международный Мемориал, председатель Правления, К.Ю. Рогов — политический обозреватель, сотрудник Института экономики переходного периода, Г.А. Сатаров — президент фонда «Информатика для демократии», М.А. Трудолюбов — редактор отдела «Комментарии» газеты «Ведомости», М.Ю. Урнов — председатель Фонда аналитических программ «Экспертиза», Е.Г. Ясин — президент Фонда «Либеральная миссия», И.Е. Ясина — руководитель Клуба региональной журналистики и другие.

Конференцию проводят:
• Международное историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество «Мемориал»,
• Институт национального проекта «Общественный договор»,
• Фонд «Информатика для демократии».

Время и место проведения конференции: 28 мая 2009 года с 10.00 до 18.00 в гостинице «Редиссон-Славянская» (ул. Бережковская, д.2, проезд до ст.метро «Киевская»), зал «Глинка» (центральный вход в гостиницу и далее – прямо, до конца холла, затем направо в стеклянную дверь. Там гардероб. Далее – на второй этаж.)

Дополнительную информацию можно увидеть по адресу http://sites.google.com/site/galenko49/Home («Ходорковские чтения. Навигация по текстам». )

Последний день аккредитации – 25 мая 2009 г. (до 24.00) по адресу: vnzhenja11@rambler.ru , Галенко Валерий Павлович.

Можно по телефону 8916-951-69-04, но желательно по электронной почте.

Для представителей телевизионных каналов обязательно указать перечень вносимого в здание гостиницы оборудования. Таково требование администрации гостиницы.
Кроме того, администрация требует, чтобы съемка проводилась только на территории арендованного помещения.

Регистрация – по служебным удостоверениям с 9.00 до 10.00 в день конференции (стол «Пресса»).

Оргкомитет


Обращение М.Б. Ходорковского к организаторам конференции «Российские альтернативы» (Третьи Ходорковс
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

Выбор Медведевым в качестве первоочередного приоритета восстановление независимой судебной системы и борьбу с коррупцией считаю абсолютно точным.

С одной стороны, судебная система — это точка опоры в борьбе с нелояльными «силовиками», с другой — единственный способ поэтапной демократизации страны без революционных потрясений. Разъяснять не буду — все это очевидно.

Борьба же с коррупцией — это понятный обществу, легитимный для Запада способ достижения поставленной цели в неизбежном противостоянии. Тоже очевидно. И не только союзникам, но и противникам.

Если же говорить о способах противодействия, то наиболее элементарный и привычный — выхолащивание, превращение в очередную кампанию по повышению зарплат и замене одних взяточников на других. Собственно, что сейчас уже и началось.

В чем наш интерес, и кто это — «мы»?

Думаю, что «мы» — это не левые и не правые, не западники и не славянофилы, а сторонники демократического развития России, становления демократических институтов, включая правовое государство, независимые СМИ, влиятельную оппозицию и т.д. Причем, «мы» — это люди, стремящиеся добиваться своих целей демократическими методами в рамках существующего законодательства.

Теперь о нашем интересе. Он понятен: не дать власти свернуть в наезженную колею борьбы с мелкими взяточниками и замены одних псевдосудей на других при сохранении их системной зависимости.

При чем здесь Чтения? Что они могут привнести?

Во-первых, на мой взгляд, стоило бы еще раз попробовать не на политическом, а на интеллектуальном уровне найти широкий консенсус в рядах оппозиции по некоторым первоочередным шагам, которые стоило бы сделать на пути демократизации страны.

Если такой консенсус окажется приемлемым и для части бюрократии — прекрасно. Значит, эту часть дороги мы сможем пройти вместе.

Во-вторых, можно и нужно было бы расставить точки над «i» в вопросе, какие оппозиционные силы являются демократическими (вне зависимости от их левизны, правизны, западничества или славянофильства и т.д.), а какие — тоталитарными, т.е. еще более неприемлемыми, чем авторитаризм нынешнего режима.

Убежден, что здесь никого нельзя осуждать заочно или на базе возможно неправильно понятых лозунгов. Но тема реального, а не выдуманного водораздела является, на мой взгляд, принципиально важной. И чем более широкий консенсус будет найден по первому вопросу, тем меньше пространства для интеллектуального маневра останется у коррумпированной части бюрократии.

В-третьих, было бы важно четко расставить «репера» для наших и западных интеллектуалов-аналитиков, чтобы сделать абсолютно ясным вопрос: что делает власть реально? Борется с системной, государственной коррупцией и за независимость суда, или опять все свелось к демонстративному, бесполезному «выщипыванию» мелких и средних взяточников, не играющих той самой системообразующей роли, и к замене зависимости суда от одной группировки в исполнительной власти на зависимость от другой.

Такие символы-репера есть. Однако, крайне важно их выявить, обозначив единое понимание, что есть системная коррупция, чем она отличается от бытовых взяток. Почему второе есть следствие первого. Почему с бытовым мздоимством невозможно справиться, не решив проблему «административного ресурса» и «телефонного права» наверху. Что есть «независимость суда», почему простое повышение зарплат судей не решает, а усугубляет проблему его коррумпированности и зависимости.

И, наконец, важно было бы обсудить, каким образом снижение реальной коррупции, повышение независимости суда в наших, российских условиях, демократизирует страну. Ну, или точнее, поможет обществу ее демократизировать. Вот почему в эту тему сейчас надо «упереться» всем честным интеллектуалам и не позволить ее «заболтать». Почему те, кто помогает верхней части коррумпированной бюрократии в очередной раз выскользнуть из-под общественного контроля, из-под подписанных нами международных конвенций о борьбе с коррупцией, из-под наших собственных законов, не просто идут на сделку с совестью, а не могут, не имеют права считать себя патриотами России. Они попросту и очень конкретно продают Родину, продают не абстрактным «врагам», а конкретной, абсолютно космополитичной чиновничьей сволочи, и чем они талантливее, тем их измена страшнее.

Вот мои сегодняшние мысли. Думаю, они сохранят свою актуальность к концу года, т.к. «дорога» неблизкая. Важно понять и договориться о том, что нас объединяет, и по каким вопросам мы можем спорить, не ставя под сомнение уважение и приязнь друг к другу.

Убежден, доля государства в экономике, уровень госрасходов – вопросы вечные и некритичные (если, конечно, их не абсолютизировать, но это умным людям и не свойственно). Сегодня это видно как никогда.

Также убежден: те, кто остались в России, и при этом позволяют себе оппонировать власти — патриоты.

«Националисты» и «тоталитаристы» могут быть творчески одаренными людьми, но не могут быть не только интеллигентами, но даже интеллектуалами. Коррупционеры никогда оппонировать власти не будут. Обратное неверно — не все сторонники власти — коррупционеры.

Давайте посмотрим не только друг на друга, но и за пределы привычной сферы общения. Сейчас это нужно. Приличных и умных людей больше, чем мы думаем. И если мы хотим чего-то добиться, нам надо быть с ними вместе.

С уважением,
Михаил Ходорковский



Обращение М.Б. Ходорковского к участникам конференции «Российские альтернативы» (Третьи Ходорковские
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

Дорогие друзья,

В сегодняшних условиях перед нами остро стоит вопрос об отношении либеральной интеллигенции к другим демократическим силам общества и, главное, — к власти.

Я с пониманием отношусь к людям, считающим невозможным для себя сотрудничество с нынешней государственной бюрократией, в т.ч. из-за существующих в ней орпоративных правил. Однако, на мой взгляд, неверно было бы априори осуждать и тех, кто идет на такие контакты или даже становится частью этого аппарата. Главное, по-моему, — сумел ли человек в непростых условиях сохранить свою личную порядочность и позицию, диктуемую нашими общими ценностями. Если да — он делает большое и нужное дело по реформированию и демократизации государства, если нет, а «медные трубы» — тяжелое испытание, — то Бог ему судья.

Также, думаю, неверно было бы огорчаться, когда власть фактически реализует наши разработки и предложения — это движение в нужном нам всем направлении. Я лично вижу свою задачу в том, чтобы постоянно предлагать обществу либерально-демократические альтернативы решения стоящих перед ним проблем и критиковать с точки зрения эффективности методы авторитарно-мобилизационные.

При этом я стараюсь по возможности беспристрастно разобраться в мотивах и предпосылках реализуемых неэффективных решений, и в причинах их поддержки со стороны населения.

В результате такого разбора иногда прихожу к выводу, что бывают важные субъективные, или даже объективные обстоятельства (предпосылки), заставляющие рассматривать подобные неэффективные шаги, как безальтернативные.
Позиция отрицания в таких случаях бессмысленно маргинализирует либерально-демократическую общественность.

Нисколько не сомневаюсь в неизбежности либерализации страны. Потенциал авторитарной модернизации исчерпан: сырьевая экономика находится на исходе своих возможностей поддержания роста. Цены и объемы экспорта ограничены объективно. В индустриальной парадигме развития мы уже проиграли конкуренцию Китаю, и этот
результат, не может быть изменен без резкого понижения уровня жизни российского населения — китайский рабочий попросту дешевле. Наша перспектива лежит исключительно в области постиндустриальной экономики, т.е. в области высокой доли интеллектуальной составляющей, где российские образовательные и научные школы пока обеспечивают возможность успеха в глобальном соревновании.

Таким образом, предпосылка либерализации и демократизации общества, а также экономического развития страны одинакова: интеллектуальная свобода. Только если для либерализации она — цель, то для экономики России — главное средство, механизм достижения успеха и конкурентоспособности.

Несомненно, либерализм XXI века в России неотделим от социального государства, от значительной роли государственной и муниципальной власти в решении задач, стоящих перед обществом. Это — современный либерализм.

Также современная демократия — это не референдум по выбору «руссбаши», как это представляют отдельные идеологи «суверенности», а система государственного управления, основанная на сложном балансе самостоятельных государственных и общественных институтов в их совокупности.

Именно поэтому либерально-демократическая интеллигенция обязательно найдет союзников и среди умных левых, и среди настоящих, а не квасных, патриотов. У нас есть, по крайней мере, одна общая задача: добиваться становления такой модели государства, таких государственных решений, которые обеспечили бы успешное построение современной экономики, а уже на ее базе — благосостояния граждан и достойного места России в мире.

Это — большой, в том числе интеллектуальный, вызов. Успешный ответ на него можно дать лишь показывая пример открытости для восприятия чужой точки зрения, творческого сотрудничества и интеллектуальной свободы.
Чего я Вам от всей души желаю.

С уважением, Михаил Ходорковский



(no subject)
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

4 октября 2007

Радиостанция ЭХО МОСКВЫ

Особое мнение

А.ВОРОБЬЕВ: Я приветствую всех, кто в эти минуты смотрит телеканал RTVI и слушает радиостанцию «Эхо Москвы», совместный проект радиостанции и телекомпании, программа «Особое мнение», Леонид Радзиховский сегодня традиционно в гостях по четвергам.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Добрый вечер.

А.ВОРОБЬЕВ: Несколько тем обязательно нужно сегодня обсудить. Начнем с новостей сегодняшнего дня — сегодня с тало известно о том, что появилось письмо М.Ходорковского, которое неоднозначно оценено либералами и наблюдателями — в общем, много вопросов. Ходорковские впервые за последнее время выступил с публичным заявлением, суть которого сводилась к небольшому тезису – он призвал российскую либеральную общественность обратиться, по сути, к вере. По мнению бывшего олигарха, а ныне заключенного, мораль остается единственным средством против несправедливости в решении политических вопросов. Добавлю, что раньше все его заявления сводились к размышлениям на тему экономики, политики в стране. А тут — мораль и вера.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете, мне тут нечего комментировать. Думаю, пусть комментаторы посидят лет пять в Краснокаменске, а потом пусть комментируют. Понимаете, человек исходит не из каких-то формул и книжечек. Он сидит в Краснокаменске, валенки шьет. С женой свидания – раз в год. Вот пусть комментаторы, которые говорят, умен Ходорковский, или глуп, прав или не прав – пусть они 5 лет отсидят в Краснокаменске, пошьют валенки и после этого рассуждают на эту тему. Я в Краснокаменске не сидел, честно говоря, в Краснокаменск не хотел бы, поэтому не мне вякать по поводу Ходорковского.

А.ВОРОБЬЕВ: Мы остаемся в этой теме. Вопрос от Елены: «Опубликованное письмо Ходорковского наводит на мысль, — не хочу его обидеть — что полезно бы, чтобы некоторые наши чиновники, политики и бизнесмены оказались на его месте — глядишь, и общество бы проснулось. К сожалению, через рынок ни к морали, ни к вере никто еще не приходил. А без этого тасуются во власти годами колонны наглеющих мошенников». Вы не согласны?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я не то, что согласен или не согласен, я думаю, что это печальное письмо человеческое. И тут трудно что-то — понимаете, логически, демагогически, социологически, политологически — мне это комментировать как-то стыдно. Еще раз говорю – пусть комментаторы отбухают 5 лет в Краснокаменске, пошьют валенки, а потом обсуждают. Вот есть такая повесть Марка Твена «Принц и Нищий» — напомню тем, кто не знает — там Принц и Нищий обменялись одеждой и Принц попал в компанию нищих и несколько месяцев – не пять лет в Краснокаменске, а несколько месяцев провел в компании нищих на самом дне Лондона. Ну, потом все вернулась на круги своя, Принц стал королем. И кончается повесть М.Твена так — когда этого короля, Эдуарда Шестого, говорили ему сановники, что не слишком ли он мягок в отношении преступников, не слишком ли он потакает бедным и всяким элементам таким — преступным, бомжам – не слишком ли он вообще снисходителен к нищим, он отвечал своим вельможам — что знаешь ты о жизни людей? Это знает мой народ, знаю я, но не ты. Вот Ходорковский имеет уникальный опыт — он живет среди самых угнетенных, среди самых обиженных, и так далее – это уникальный жизненный опыт. Исходя из него он пишет. Через этого опыт прошли многие люди, Достоевский, например. А некоторые прошли, ничего не вынесли. Но это особый жизненный опыт. Не хотел бы я иметь такой опыт, и посему, еще раз повторяю, не мне вякать по поводу человека с таким жизненным опытом.

А.ВОРОБЬЕВ: «Как вы думаете, не помилует Путин М.Ходорковского? Как вы думаете, с чем это связано?» — вопрос от Валентины Николаевны из Москвы.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Путин не помилует Ходорковского. А связано это с тем, что Путин его посадил, и естественно, проблема эта для него болезненная – для Путина, я имею в виду — и освобождать Ходорковского он не будет, потому что в этом он усматривает, по-видимому, некоторую опасность, или, как минимум, большое моральное неудобство лично для себя.

А.ВОРОБЬЕВ: Но был бы это эффектный политический ход.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Совершенно неэффектный. Народ ненавидит Ходорковского. Люди, которые живут в полной нищете, у которых родственники сидят в тюрьмах, которые вообще никогда в жизни головы не поднимали – вот они Ходорковского при этом ненавидят. И богатых, знатных, гуляющих вовсю чиновников они, каким-то странным образом – ну, не то, чтобы любят — но относятся к ним значительно лучше, чем к тому, кто является на сегодняшний день их сотоварищем. Недавно тут выступал один мой коллега по «Особому мнению» и долго объяснял, как замечательна наша держава, как замечательна наша державность. Поскольку наша державность строится на тюрьмах и лагерях, то многие поклонники державы — отнюдь не только в больших кабинетах, но и в самом низу общества – они очень любят державу и очень не любят тех, кого они считают, или им объяснили, что это так — врагами державы. В частности, Ходорковского. Поэтому помилование Ходорковского будет абсолютно непопулярно в России, и в частности, абсолютно непопулярно среди самого бедного, самого нищего, самого забитого народа – то есть, той части народа, к которой сегодня относится бывший миллиарде г-н Ходорковский.

А.ВОРОБЬЕВ: Надо сказать, что Путин сделал на этой неделе тоже немало эффектных политических ходов, после которых вновь смешались карты, в том числе, карты политологов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да.

А.ВОРОБЬЕВ: Мы уже говорили о том, что некоторые из политологов точно не прогнозировали такого развития событий.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Как? Были политологи, которые не прогнозировали такого развития событий? Помилуйте, что же это за политологи – хотел бы на них посмотреть.

А.ВОРОБЬЕВ: День политолога, который вы предложили внести, когда стало известно об отставке Фрадкова…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Он продолжается.

А.ВОРОБЬЕВ: Мы вернемся к этой теме после рекламы.

РЕКЛАМА

А.ВОРОБЬЕВ: Это программа «Особое мнение», вторая ее часть. Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы. Итак, я задам сразу два вопроса на одну тему. Алесей Ляшук из Омска: «Официальное слияние Путина и «Единой России» — это интуитивное чувство страха Путина за то, что страна может взбрыкнуть и не отдать контрольный пакет акций Госдумы «единороссам»? И версия Владимира из США: «Путин все-таки остается не на третий срок, а надолго. Как вы думаете, почему? Он, зная нравы своего окружения, не уверен в своей личной и финансовой безопасности, или он и его окружение хотят остаться во власти подольше, чтобы забылись Дубровка, Беслан, ЮКОС и другие «достижения»?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Знаете, многие люди сейчас считают, что они бога поймали за бороду — то есть, твердо знают планы Путина. Я к числу таких людей не принадлежу. Я из числа тех немногих политологов, которые не предвидели то, что Путин возглавит список «Единой России». Я из числа тех редчайших политологов, которые не предвидели назначение Зубкова премьер-министром, я, наверное, тот единственный политолог, который не знает, что сделает Путин – все мои коллеги это знают прекрасно. Я вот не знаю. Поэтому я могу исходить из своего незнания. Исходя из своего незнания я не уверен, что Путин останется во власти надолго, и не уверен, что он уйдет из власти. Я знаю одно — что Путин всегда сделает, или постарается сделать что-то такое, чего от него не ждут, какую-то «ожиданную неожиданность» — он до такой степени непредсказуем, что он может даже сделать и наоборот – сделать неожиданную банальность — то есть, действительно стать премьер-министром, как все сейчас в один голос кричат. Он любит играть в «кошки-мышки». Играть в «кошки-мышки» с партиями, с парламентом, со страной, с народом – ну, о такой пузатой позорной мелочи как политологи, я уже даже не говорю — это даже не «кошки-мышки», это вообще непонятно, что

А.ВОРОБЬЕВ: А что за «кошки-мышки» — по-моему, все очевидным становится.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А по-моему, совершенно нет.

А.ВОРОБЬЕВ: думаете, что ситуация все более запутывается в связи с последними решениями.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Значит, смотрите – вот Путин возглавит список «Единой России» — что, собственно говоря, для Путина в результате изменилось? 3 декабря он открыл «Единой России» огромную кредитную линию, открыл им огромный кредит народного доверия – не своего, заметьте, а народного – потому что рейтинг Путина высокий, и он им частично поделился с «Единой Россией». Они ему этот кредит возвращают — с процентами и огромным разрывом приходят в думу, получают там конституционное большинство, то есть, 300 депутатов плюс один. Заметьте, что в этот день — 3 декабря – у Путина абсолютная, полная, ничем не ограниченная свобода выбора – он может стать председателем думы и лидером парламентской фракции, имеющей конституционное большинство. Может? Может. Имеет все юридические основания. Но вряд ли он это сделает – хотя бы потому, что сказал, что я досижу президентский срок до конца — то есть, до марта следующего года. Он может по результатам думских выборов стать премьер министром. Может? — может. Но вряд ли он это сделает, с моей точки зрения, потому что это слишком банальный ход. В марте Путин уходит, новым президентом избирают кого-то – допустим, Зубкова, или Петрова, Сидорова, Иванова, и так далее – не того Иванова, а любого Иванова, и новый президент формирует новое правительство. А Путин ушел, он уже не президент. И естественно, что во главе этого правительства может стать Путин. Может? — может. С мая 2008 г. Формально может. Я думаю, что он этого не сделает. Почему мне так кажется? – хотя, еще раз повторяю, — проникнуть в тайны мысли Путина это как… как там говорили – след змеи на камне, рыбы в океане и мужчины в сердце женщины — установить след невозможно. Так и не могу разгадать мысли Путина, но логически могу рассуждать. Почему, я думаю, он этого не сделает? Во-первых, потому, что премьер-министр – это премьер-завхоз – это вечные нудные заседания правительства, это глупейшие разговоры о том, где нет мазута.

А.ВОРОБЬЕВ: Но сместить центр политических решений в большей степени в сторону правительства — это тоже возможно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Все возможно, но давайте последовательно. Значит, первое – он – обычный премьер. Скучнейшее занятие, плюс к этому тебе по конституции, тебе, премьер-министру, не подчиняются силовики и не подчиняется министр иностранных дел. А тот, кто занимается всей политикой в нашей стране, то есть, администрация, называется администрация президента, а отнюдь не премьер-министра. Значит, ты, по сути дела, всеобщий козел отпущения, всеобщий завхоз, и должен раз в неделю ездить к президенту отчитываться, что сделано. Довольно-таки тухлая работа для Путина. Другой вариант – опираясь на конституционное большинство в думе, он переписывает конституцию под себя, мы становимся чем-то вроде Германии. Израиля, Италии – то есть, реальная власть руках премьер-министра, ему подчиняются силовики, ему подчиняется МИД, и даже администрация президента выводится из-под президента, выводится из Кремля и пересаживается в Белый дом. Премьер у нас де-факто глава государства, а президент — так, для украшения.

А.ВОРОБЬЕВ: Технический президент.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Может на это пойти Путин? Может. Пойдет он на это? – думаю, что нет. Потому что психология народа такая, что народ не любит правительство. «Живая власть для черни ненавистна» — Пушкин А.С. Так вот «живая власть» – это не президент, и это не царь. Живая власть это тот, кто все равно реально отвечает за то, что происходит в стране. Вот когда низкие пенсии, когда плохой отопительный сезон – это виноват премьер. Есть у него конституционные полномочия, нет у него конституционных полномочий, подчиняется ему администрация, не подчиняется — народу наплевать. Он знает, что Вов сем виноват премьер. Поэтому премьеры в России всегда непопулярны. Менее непопулярны, чем Чубайс или Зурабов, но не популярны. Какая радость Путину отдавать свой царский рейтинг?

А.ВОРОБЬЕВ: Может быть, с таким рейтингом ситуация кардинальным образом изменится в сознании?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет. Путин не подтянет рейтинг премьера до своего, а вот свой опустит до рейтинга премьера. По понятной причине – потому что народ недоволен и сегодня. Но он четко дистанцирует правительство и чиновников от царя-бати в Кремле. «Белый царь» прав, он охраняет Россию, создает единство, занимается какими-то высокими делами, защищает Россию от проклятых американцев и бог знает, кого, а чинуши воруют, грабят, принимают неправильные решения. Между ними стенка. Если ты премьер-министр, этой стенки нет. Это значит, размотать свой рейтинг неизвестно за ради чего. Третий вариант, который часто называют – новый президент через три месяца подает в отставку, новые выборы и Путин на белом коне возвращается в Кремль. Возможный вариант? Запросто. Но почему этот вариант тоже плохой, как мне кажется – потому что не царское это дело — хитрить и с помощью очевидных игр, правой рукой доставая через левое ухо, возвращаться в Кремль – не будет это понятно и популярно у народа. Царю прощают что? – жесткость, жестокость, но царь должен быть прямым, простым, ясным. Крутить, вертеть, хитрить, возвращаться с черного хода, разыгрывать такие спектакли – это крайне не понравится населению.

А.ВОРОБЬЕВ: насколько я понимаю, ситуация для вас не кажется такой очевидной. Она становится еще больше запутанной. И тогда вопрос – чем был мотивирован этот шаг Путина?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Как раз к этому я и перехожу. Что в итоге, с моей точки зрения, сделал Путин. Он открыл, еще раз говорю, кредитную линию доверия «Единой России», но он, с другой стороны, подпер и себя. Объясняю, чем. Если бы Путин не имел никакого отношения к «Единой России», к Думе, и так далее, они бы клялись ему в любви и верности: мы так вам верили, товарищ Путин, как, может быть, не верили себе, — все так. Но формально они ему абсолютно ничем не обязаны. «План Путина»? — ну, сегодня мы знаем — «План Путина» — победа России — «Единой России» — теперь мы знаем, что такое «План Путина». Так вот в мае следующего года, когда Путин уйдет – куда бы он ни ушел, чем бы он ни занялся, он формальный – не на словах, не на уровне любви, а формальный лидер партии, имеющей конституционное большинство в думе. То есть, фактически Путин рейтинг доверия лично к нему, к Путину, пытается сейчас конвертировать в некую формальную вещь – в свое лидерство над главенствующей партией в думе. Войдет он в эту партию, не войдет, будет ли депутатом, не будет, возглавит, или не возглавит – теперь он уже формальный лидер этой партии, и никуда они от него уже не денутся.

А.ВОРОБЬЕВ: И под контролем у него две ветви власти – законодательная и исполнительная.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Если эта контролируемая им партия имеет конституционное большинство в думе, то конечно, это не просто так. Но это же создает и страшную опасность – уже не лично для Путина, а для страны. И проблема здесь заключается вот, в чем – если Путин в том, или в другом качестве – в качестве президента, премьера, кого угодно — формально возглавляет страну, то тот рейтинг доверия, который имеет «Единая Россия» и то конституционное большинство, которое она имеет, работает на Путина, на главу государства, и вертикаль остается единой. Теперь представим себе, что Путин в 2008 г. формально из власти уходит. И у нас появляется самое страшное, что только может быть в России — есть формальная власть – президента, премьера, кого хотите. И есть абсолютно частное лицо, пенсионер В.В.Путин, которому принадлежит по факту конституционное большинство в Госдуме. Он прикован к этой вертикали, и вертикаль прикована к нему. И выползти из-под вертикали, особенно после его последнего решения. Безумно трудно. Потому что – да, он подпирает себя тем, что с 2008 г. он обладатель контрольного пакета акций в Госдуме. Он формальный — не по любви, а по формальному браку лидер той партии, у которой будет 300 с лишним голосов. Если он при этом формальный глава государства – все в порядке: единство вертикали обеспечено. Но если формально государство возглавляет дядя Вася, а с другой стороны, столь же формально, лидером главенствующей партии является В.Путин, — мы получаем раздвоенную вертикаль, самое жуткое, что в России можно себе представить.

А.ВОРОБЬЕВ: Это то, о чем говорил Путин — что он сохранит влияние в политике.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, влияние он сохранит, только какой ценой?

А.ВОРОБЬЕВ: Леонид Радзиховский, мы вернемся через некоторое время. Оставайтесь с нами.

НОВОСТИ

А.ВОРОБЬЕВ: Это «Особое мнение», часть три. Леонид Радзиховский отвечает на ваши вопросы. Думаю, что мы подключим телефоны прямого эфира в этой части — 363-36-59. А пока вопрос такой — что со «Справедливой Россией», не кажется ли вам, что эта ситуация для г-на Миронова самая тяжелая за последнее время?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: ну, я бы, на месте Путина, побаивался. Поскольку «меня не любишь, но люблю я, так берегись же любви моей» — этого никто не отменял. Понимаете, брошенная любовь, обманутая любовь – это страшная сила. Но г-н Миронов сказал, что он улетит в космос, как известно. Кто-то сострил – откуда прилетел, туда и улетит. Ну, я такие остроты не поддерживаю — земной он человек, наш, из космоса не прилетал. Но миронов объявил «Путинский призыв» в «Справедливую Россию» — в обмен на то, что Путин ушел от «Справедливой России», Миронов бросился его догонять со своим «путинским призывом». Формально говоря, «путинский призыв» в «Справедливую Россию», при том, что Путин возглавляет «Единую Россию», должен означать одно чисто-логически: мы распускаем «Справедливую Россию» и все вливаемся в «Единую Россию» — это и будет «путинский призыв», поскольку призыв Путина один – голосуйте за «Единую Россию». Но я думаю, что г-н Миронов имел в виду нечто другое, что много людей, непонятно, с какого бодуна вступят в «Справедливую Россию». А может быть, это аналогия с «ленинским призывом». Только тут штука вот, в чем: когда умер Владимир Ильич, партия объявила «ленинский призыв» под лозунгом «Ленин умер, но дело его живет». Так что тут, мне кажется, г-н Миронов немножко маху дал – если только это не какие-то фрейдистские заморочки.

А.ВОРОБЬЕВ: И телефон прямого эфира.

СЛУШАТЕЛЬ:Алло? Это «Эхо»?

А.ВОРОБЬЕВ: Алло? Мы не можем, к сожалению, позволить таких пауз в эфире. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ:Михаил, Москва. А если рассмотреть такой вариант — Путин становится премьер-министром, назначает себе первого заместителя, которого потом время от времени будет сдавать – как Зурабова, как Чубайса, и так далее?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вариант естественно возможный – чтобы самому не сидеть на заседаниях и не выяснять, сколько мазута недодали в Тамбовскую область. Но я еще раз повторяю – в любом случае, есть у тебя первый, второй или третий заместитель, поставить стенку между собой, премьер-министром, то есть, руководителем текущей исполнительной власти и чиновниками, и сказать — я, белый царь, который откуда-то с высоты спасает Россию, а внизу копошатся грязные, черные чиновники, очень трудно. При наличии телевидения можно все, но это не та должность, не царское это дело – рулить конкретно чиновниками. Даже государь-император конкретно чиновниками не рулил, был председатель Совета министров.

А.ВОРОБЬЕВ: Идем далее. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ:Здравствуйте, Алексей из Подмосковья. Не кажется ли вам, что все эти рассуждения – о том, будет Путин премьер-министром, или нет – это все ерунда, и все будет зависеть только от того, кто будет президентом США, а следовательно, какова будет цена на нефть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: От того, кто будет президентом США, цена на нефть не зависит – вы, видимо, путаете президента США с господом-богом, я не настолько ценю президентов США. А от того, какая будет цена на нефть, вы правы – от этого действительно зависит экономическая ситуация в России, а следовательно, и политическая – в этой части я с вами согласен.

А.ВОРОБЬЕВ: Еще телефонный звонок. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ:Это Олег, Москва. У меня такой вопрос – если Путин не становится премьером, а у нас есть некий технический президент, который по болезни, либо по какой-то другой причине, уходит в отставку. У нас есть некий промежуток в 2-3 месяца до выборов следующего президента. По Конституции в течение этого времени у нас премьер-министр является главой страны. Как с этим быть?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Не понял вопроса.

А.ВОРОБЬЕВ: Вероятно, речь идет о том, что Путин возвращается раньше 2012 года.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я рассматривал этот вопрос, говорил, что это, безусловно, возможно. Но мне кажется, что для народа такого рода «хитрые» в кавычках — потому что прозрачные, все на глазах – такого рода очевидные хитрости не добавляют авторитета русскому царю. В народном сознании, в народном подсознании, в народных стереотипах, у царя есть определенные качества. Он должен быть твердым, жестким. Прямым. Но он не должен с помощью каких-то хитрых ходов – крючков, заморочек, причем, хитростей прозрачных и очевидных, идти на трон — мне так кажется. Это не соответствует психологическому представлению общества о российском самодержце, каковым является президент РФ.

А.ВОРОБЬЕВ: И еще звонок. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ:Вы меня слышите? Добрый вечер. Юрий, Подмосковье. Такой вопрос — интересно бы мнение представителя Конституционного суда – все-таки президент, он, как отец народа — почему он выбрал именно одну партию и ей позволяет использовать себя? Ведь у нас же много других.

А.ВОРОБЬЕВ: Понял. Законно или не законно с точки зрения Конституции и морали.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я – не представитель КС, так что вопрос не ко мне. Могу вам сказать – я вам гарантирую на 100 и один процент, что сточки зрения всех формальных юридических норм соблюдено все до последнего микрона. Вообще есть такая формула – чем меньше содержание, тем точнее соблюдается форма. Вот к нашим выборам, которые уже лишены всякого содержания и есть голая, но идеально вылизанная форма, это относится в полном объеме. Говорить о выборах, когда мощность одной партии в тысячу раз превосходит мощность всех остальных партий вместе взятых, говорить в этой ситуации о выборах трудно, — прямо скажем. Но формально все соблюдено не просто до микрона, а до сотой части микрона – это примерно как на выборах, когда у человека состояние 5 млрд. долларов — его могут снять с дистанции за то, что он в перечне имущества забыл указать «Жигули» 1973 года выпуска – такое бывало.

А.ВОРОБЬЕВ: И последний вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос – я Инна из Израиля – до какой степени унизительно и постыдно для граждан России гадать, кто ими будет править, сознавать, до какой степени это от них не зависит. Все. Будьте здоровы.

А.ВОРОБЬЕВ: И вы тоже. 30 секунд на ответ.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Это не зависит от граждан России – вы правы.

А.ВОРОБЬЕВ: Уложились в 10 секунд. Леонид Радзиховский отвечал на ваши вопросы традиционно по четвергам. Я — Алексей Воробьев, до свидания.

 

Оригинал публикации: http://echo.msk.ru/programs/personalno/55332/


(no subject)
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

4 октября 2007
Либералы отвечают Ходорковскому

Михаил Ходорковский упрекнул российских либералов в отсутствии веры в ценность свободы. Справедлива ли такая оценка? Читайте мнения видных представителей либерального лагеря: Георгия Сатарова, Ирины Ясиной, Бориса Немцова, Ирины Хакамады, Леонида Гозмана, Людмилы Алексеевой.

Георгий Сатаров, президент фонда «ИНДЕМ»:
Такие призывы в наше время мало кем могут быть услышаны. Ходорковский выступает в роли морального авторитета и, как заключенный, он, в соответствии с нашей российской традицией, имеет на это бесспорное право. Но, во-первых, увы, моральные авторитеты не востребованы сейчас обществом, поэтому очень трудно быть услышанным, а во-вторых, для того чтобы быть услышанным, Ходорковскому просто не хватает информационных ресурсов. Наших с вами сайтов маловато.

Ирина Ясина, директор программ фонда «Открытая Россия»:
Я преклоняюсь перед Михаилом Борисовичем как перед человеком, который в столь тяжелых условиях по-прежнему продолжает работать над собой. Его внутренний мир становится богаче, он приходит к тем вещам, которые олигархам, людям его круга и класса, мягко говоря, не свойственны. Жизнь сыграла с Ходорковским злую пьесу, но сильные люди тем и отличаются от слабаков, что от несчастий они становятся не хуже, а лучше. Он становится лучше.
Ходорковский говорит, что многие российские либералы не верят в либеральные ценности, — и он прав. Действительно, взять хотя бы проблему разногласий между «Яблоком» и СПС – это глупое, отвратное сведение личных счетов, не имеющее никакого отношения к идеалам. А Ходорковский говорит об идеалах, о нормах морали и о том, что единственное, что осталось нам, народу, это все-таки не переступать черту и руководствоваться нормами морали.
Он просто огромный молодец, я еще раз говорю, что преклоняюсь перед ним.

Борис Немцов, член федерального политсовета Союза правых сил:
Я считаю, что в стране гигантский дефицит честности, милосердия и морали — и при этом переизбыток жестокости, вранья и аморальности. Последние три характеристики относятся к нынешней власти. Михаил Ходорковский прав — без базовых моральных устоев общество обречено.
Я не буду говорить за всех либералов, но скажу за нас. Мы долго обсуждали тему базовых ценностей, в частности, при подготовке предвыборной программы. Мы пришли к выводу, что без десяти заповедей шансов никаких. Именно поэтому наша программа называется «Свобода и человечность». Практически все, что написано в этой программе, – возвращение к десяти заповедям: не убий, не укради, не завидуй и т.д.
Мне кажется, дело не в вере, а в морали. Аморально, например, благословлять товарища Лугового на то, чтобы он получил неприкосновенность. Аморально обманывать себя и страну, заявляя, что Конституцию мы менять не будем, но все равно будем управлять сами.
На этих выборах разговор идет не только о каких-то материальных вопросах, но и о том, на какой основе вообще строится российская государственность. На основе цинизма и лжи или на основе правды и милосердия?

Ирина Хакамада, глава фонда «Наш выбор»:
Человек, который находится в такой тяжелой ситуации, как Михаил Ходорковский, поднимается над суетой, поэтому к его мнению нужно по крайней мере прислушаться. Мы в своей суете друг друга не слышим и занимаемся только своими делами, а люди, находящиеся на грани психологического выживания, несут истину.
Главный месседж послания Ходорковского в том, что либералам не хватает веры в то, что ценность свободы заложена в человеке Богом и этой ценностью нельзя торговать. По-моему, это абсолютно справедливо. Особенно если посмотреть на то, что в последнее время творится со всеми нашими либералами, нельзя не согласиться с Михаилом.

Леонид Гозман, заместитель председателя федерального политсовета СПС:
Вера в эти ценности абсолютно необходима. Я думаю, что у моих товарищей и у меня она есть.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы:
Я сама не была в заключении, но люди, которые там были, говорят, что вера обостряется в такой ситуации. Поэтому вполне понятно, что Михаил Ходорковский реагирует именно так, это нормально для человека в его положении.
Я думаю, что вера в ценность свободы действительно есть далеко не у всех, и поэтому к мнению Ходорковского стоит прислушаться.

Анна Карпюк

 

Оригинал публикации: http://grani.ru/Politics/Russia/m.128205.html


(no subject)
mbk_readings

Originally published at Ходорковские чтения. You can comment here or there.

4 октября 2007

Радио «Эхо Москвы»

Впервые за долгое время Михаил Ходорковский выступил публично

Сегодня стало известно о том, что находящийся в заключении в Чите экс-глава ЮКОСа обратился к тем, кто летом принимал участие в «Ходорковских чтениях» в Москве. Это письмо вызвало сумятицу в умах некоторых представителей либеральной общественности.

На этот раз выступление Ходорковского и правда похоже на письмо. Текст эмоциональный, логически рваный. Экс-глава ЮКОСа как будто отвечает на некоторые тезисы участников «ходорковских чтений». Автор письма рассуждает о морали, о силе и о вере в идеалы. Ходорковский обращается к библии, однако, не ударяется в религию, а всего лишь выносит одно единственное утверждение – аморально жить – плохо. На вопрос почему, автор письма отвечает, что это вопрос исключительно Веры. Веры в идеалы и принципы. Апелляция к морали это последнее, что у нас осталось, пишет Ходорковский. И сразу подчеркивает, что это самый сильный, самый важный и самый неубиенный аргумент для всего. Извиняясь за излишне высокий слог, Ходорковский пишет, что моральность это лучший критерий между понятиями «можно и нельзя». «Либо сила, либо мораль», — отсекает автор письма. Построение общества через силу мы уже проходили, результат – довольные, беззаботные лица на первом плане, на втором рвы и рвы, полные тел, пишет Ходорковский. Если это случится снова, то мы погибнем как общество, как народ.

Здесь же автор оговаривается, что никаких компромиссов быть не может. Только убедив людей, что они не просто хотят жить по совести, а не могут быть счастливы, живя по-другому, возможно заложить фундамент, на котором вырастет демократическое правовое государство.

«Прагматизм, — пишет экс-глава ЮКОСа, — хорош, если речь идет о деньгах, сейчас же на кону человеческие жизни , а потому прагматичные аргументы – пустое».

В письме достается от Ходорковского и либералам. Проблема сегодняшних либералом, по мнению автора письма, в том, что они сами не верят в главный аргумент за либеральные ценности. В то, что человек рожден со стремлением к свободе и счастью.

Это обращение смутило, в частности, социолога Ольгу Крыштановскую, участницу «Ходорковских чтений» — она даже сомневается в подлинности письма:

«Этот текст резко отличается от других текстов, которые приписывались Ходорковскому, — отметила она в эфире радиостанции „Эхо Москвы“. Во-первых, огромное количество грамматических ошибок, во-вторых, какая-то невнятица интеллектуальная. Такое впечатление, что мысль у человека скачет, но все-таки не очень ясно осталось, что он отчетливо хочет сказать».

Письмо подлинное, но вопросы по тексту есть — говорит сопредседатель Всероссийского гражданского конгресса Георгий Сатаров: "Этот текст подлинный, я с ним ознакомился, как только он был передан адвокатами организаторам «Ходорковских чтений», — сказал Г.Сатаров в эфире радиостанции «Эхо Москвы» По мнению Г.Сатарова, большое количество ошибок в письме является «свидетельством в пользу подлинности». «Он просто надиктовывал этот текст, его быстро записывали и практически в таком виде передали. Мы просто не взяли на себя риск редактирования», — отметил политолог. Комментируя содержание письма, он подчеркнул, что не стал бы брать на себя «смелость критики этих суждений». «У меня нет опыта Ходорковского, и трудно себе представить, насколько легко сохранять ясность мысли, находясь в таком положении, как он», — заключил Г Сатаров.

А вот Людмила Алексеева, ветеран диссидентского движения, как она говорит, увидела в письме Михаила Ходорковского главное:

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» она подчеркнула, что М.Ходорковский «перестал быть бизнесменом не только на практике, но и в своих мыслях», причем «это произошло с ним не сейчас, а еще до ареста». «Те испытания, которые выпали на его долю, способствовали этим размышлениям. Это традиционный путь для людей, оказавшихся в тяжелых жизненных условиях, — сказала Л.Алексеева. — Это очень верный путь, жаль только, что к нему приходят единицы среди людей, которые работают в бизнесе и политике».

Не считает возможным заочно дискутировать с человеком, находящимся в заключении, Андрей Илларионов, бывший советник президента.

«Обсуждение тезисов и позиций человека, который не может принять участие в полусвободной дискуссии, я считаю некорректным, — отметил А.Илларионов в эфире радиостанции „Эхо Москвы“. — Я с большим удовольствием обсудил бы все те тезисы, которые Михаил Борисович пишет сейчас или будет готов написать и отстаивать, когда он будет находиться не там, а здесь».

При этом с критикой в адрес многих российских либералов Андрей Илларионов, в целом, согласен.

 

Оригинал публикации: http://echo.msk.ru/news/399939.html